История «проектных этносов»

image


Во всех случаях в течении двух-трех поколений на территории «проектного государства» этнос худо-бедно складывался. Во второй половине XX века в уже традиционную практику было привнесено принципиальное новшество – конструирование в «лагерях беженцев» проектного этноса не под существующее государство, а под конкретную военно-политическую задачу – бескомпромиссной борьбы с соседним  Опыт показал, что проектный этнос под конкретную задачу формируется в течение одного поколения – ну, бройлер он бройлер и есть.
Однако украинский проект выламывается из общего ряда по многим причинам.
Во-первых – не самое важное, но бросающееся в глаза в первую очередь – это один из старейших проектов. На сегодняшний день его возраст перевалил за полторы сотни лет. Во-вторых, это, кажется, единственный проект, у которого сменилось несколько хозяев (Австро-Венгерская империя, межвоенная Польша, СССР, германский рейх, США), каждый из которых, пытаясь несколько переформатировать задачи, в целом продолжал вкладывать усилия в развитие проекта.
В-третьих, это самый неудачный (на сегодняшний день) проект – несмотря на солиднейший для такого рода предприятий возраст, процесс этногенеза сдвинулся с мертвой точки только на протяжении последних двадцати лет.
И наконец, самое главное: изначально это был проект, сильно опередивший свое время – проект бройлера палестинского типа – формировавшийся не «под территорию», а «под задачу».
Утверждение, что единственное определение Украины негативно – «Украина – не Россия» – давно уже стало общеизвестным. Но ведь именно такова была изначальная задача, поставленная австрийскими зачинателями проекта – переформатировать последовательно пророссийских русинов Галиции в «Нероссию».
К чести проектировщиков, впрочем, надо заметить, что австрийцам нужна была всего лишь «Нероссия» – задача «москалей на ножи» тогда не ставилась, превращение «Нероссии» в «Антироссиию» – заслуга уже следующих, польских и немецких хозяев. При этом, разумеется, никакой потребности в позитивном самоопределении конструируемой «Нероссии» австрийцы не испытывали – она всего лишь должна была стать одной из второстепенных строительных конструкций для планирующегося переформатирования двуединой Австро-Венгрии в триединую Австро-Венгро-Славию. Но даже для превращения пророссийской Галиции в в сравнительно мирную «Нероссию» пришлось приложить неимоверные усилия. В частности – практически поголовно уничтожить русинскую интеллигенцию и заменить ее дюжиной полуобразованных ренегатов – первым поколением «украинизаторов».
Однако следующие хозяева превратили просто «Нероссию» именно в «Антироссию».
Вообще, судьба Галиции – трагедия, не имеющая исторических аналогов. Что-то подобное описывается только фентезийной макулатуре – эльфы, попавшие в руки Черного властелина и после многолетних мучений обращенные им в орков.
Сегодняшняя Галичина сформирована межвоенной Польшей и нацистской Германией. И это именно «Антироссия». Во всех войнах и локальных конфликтах 90-ых годов принимали участие отряды УНА-УНСО: Карабах, Приднестровье, Абхазия, Югославия, Чечня… Никаких государственных интересов Украины ни в одном из этих конфликтов не было и быть не могло. Как и не существовало у «украинцев» никаких исторических связей ни с азербайджанцами, ни с грузинами, ни с чеченцами, ни с хорватами, ни с мусульманами Боснии и Герцоговины. У галичан был только один мотив к участию во всех перечисленных войнах – на противоположной стороне воевали русские добровольцы. Желание воевать против русских в любой точке земного шара – это единственная задача, прошитая в программе сегодняшнего галичанина. Да, знание истории позволяет понимать, что это не столько их вина, сколько их беда. Но бешенство – тоже не вина, а беда зараженных животных. Это не отменяет необходимости защищаться от опасности.
Галичане в сегодняшнем состоянии – смертники. Единственная осознаваемая ими задача невыполнима по причине несоизмеримости сил. Но отказаться от нее и попытаться выработать позитивную программу самостоятельного созидательного существования без постоянного поиска возможности нового конфликта с Россией они и не пытаются. Не хотят или принципиально неспособны – пока сказать трудно… Здесь не идет речь о добре и зле. Речь идет только о жизни и смерти. Люди, не имеющие позитивных ценностей, не могущие сформулировать смысл своего существования и существования своего государства без упоминания имени «врага» – не просто хотят убивать. Они и сами не хотят жить. У них нет программы для жизни. Они служат смерти в самом прямом смысле слова. Поэтому не надо удивляться выступлению Дмитрия Корчинского и идее «украинского Талибана». Ничего нового. Просто Галичина.
Однако последние 27 лет галичане существуют в границах мертворожденного «украинского государства», пользуясь правами привилегированного меньшинства. Надо понимать очень важную деталь происходящих на Украине процессов. В этническом отношении сегодняшняя Украина не двух-, а трехчастна. Первая часть – галичане и волыняне (различия между ними обе стороны до поры игнорируют). Вторая – малороссы центра и северо-запада. И третья – русские Новороссии.
Двадцатилетний языковой и образовательный террор против Новороссии – это не просто блажь русофобствующих «украинцев». Это единственный действенный механизм украинского этногенеза. Только объединившись против «граждан третьего сорта» – русских Новороссии, галичане и волыняне вместе с малороссами сплавляются в «украинцев». Если завтра «Украина» потеряет Новороссию – лопнет пружина этногенеза. Без «третьесортных» русских галичанам не останется ничего, как со всем пылом взяться за полную украинизацию «второсортных» малороссов.
Долго это не продлиться – рано или поздно (скорее, очень рано) это породит не только махновщину по всему центру и северо-западу, но и слезные просьбы малороссов назад в Россию. Да и различия между Галичиной и Волынью тоже всплывут на поверхность.
«Украинизаторы» все это прекрасно понимают. Именно этим – а отнюдь не «безумной нерассуждающей русофобией» объясняется террор против Новороссии. И именно этим объясняется категорической нежелание отпустить Новороссию – несмотря на все кажущиеся издержки пребывания под одной государственной крышей столь разнородных частей. И стоять насмерть против попыток федерализации их заставляют те же соображения. Федерализация с четко прописанными гарантиями для Новороссии останавливает антирусский террор – и, тем самым, несмотря на сохранившуюся «территориальную целостность», останавливает этногенез и запускает механизм превращения территории исторической Украины в бескрайнее Гуляй Поле.
Сегодня в сети звучит много призывов и обращений русскоязычных жителей Украины (преимущественно киевлян) – «меня никто не угнетает, никто не запрещает мне говорить на русском, не надо меня ни от кого спасать, оставьте мою Украину в покое!» Наибольший резонанс вызвало обращение писателя Андрея Валентинова (Шмалько). При этом ни один из авторов не посчитал нужным сказать хоть слово о десятках убитых бандитами с Майдана. Уже одно это обстоятельство их полностью обесценивает. Но дело не в этом.
В замечательном романе «Нож» сербский писатель Вук Драшкович очень подробно описывает процесс этнического перерождения. Процесс превращения серба в боснийского «муслима». Мальчика забрали в янычары в достаточно сознательном возрасте – лет в 10. Спустя лет сорок на родину возвращается немолодой мусульманин, сделавший неплохую военную карьеру. Он строит богатый хутор недалеко от родного села, строит мечеть – но и в родном сербском селе строит богатую православную церковь. Проходят поколения. Хутор разрастается в мусульманское село. Сербы и мусульмане – все более далекие родственники – помнят, однако, о своем родстве, ходят друг к другу в гости, вместе отмечают праздники… Но шестое поколение родственников, когда возникает удобный случай – немецкая оккупация – берет в руки ножи и идет вырезать сербское село. И потрясенные сербы слышат перед смертью от своих шести-, семиюродных братьев: «Мы вас всегда ненавидели!» Но Драшкович описывает процесс традиционный. Неторопливый. Почти «естественный». Мы же имеем дело с высокотехнологичным процессом скоростного выращивания бройлера.
Российские читатели, следившие за творчеством украинских фантастов: Марины и Сергея Дьяченко (ныне ставших «Дяченками»), Андрея Валентинова, Ольги Чигиринской – при желании могли заметить, как на протяжении полутора десятилетий менялось их мироощущение. Дьяченки за это время успели пройти всю дорогу, все шесть поколений. Обращение Валентинова написал представитель третьего или четвертого поколения. Резать он еще не готов. Но это всего лишь вопрос времени…
А вот боевики «Правого сектора», начинающие говорить на камеру на ломанном украинском, но быстро сбивающиеся на родной русский – это тоже люди, пробежавшие за свои пятнадцать-двадцать лет всю дорогу в шесть поколений. Правда, в отличие от «Дяченок», последовательные и не виляющие задом. Уже взявшие нож в руки. «Онижедети». Вчерашние русские дети. Сегодняшние янычары.
Это опять же не столько их вина, сколько их беда. Первое обращение, мелькнувшее в сети несколько лет назад, начиналось фразой: «До сих пор мне было неловко, что я живу в Украине, но не говорю на украинском…» Дальше можно не читать. Процесс перерождения запущен. Человеку неловко, что он говорит на своем родном языке, на котором говорит, как минимум, половина его сограждан.
Испытывает ли неловкость швейцарец, говорящий на ретороманском, не знающий ни немецкого, ни французского? Постоянный, ни на день не прекращающийся прессинг можно выдержать только в одном случае – если ты заранее мобилизован. Если ты знаешь, что на тебя давит враг. Русские Новороссии и исторической Украины не были мобилизованы. Они видели в людях, осуществлявших языковой (тогда еще только языковой) террор не врагов, а сограждан, которых надо понять, в чем-то согласиться, с чем-то спорить, искать компромисс… А искать компромисс с бескомпромиссным врагом – значит заранее обречь себя на поражение. И начинается это поражение, это перерождение с того, что тебе «неловко», что ты говоришь на родном языке.
И те самые вчерашние русские дети из «Правого сектора» – это дети, прошедшие в самом некритичном возрасте беспощадный прессинг Ирины Фарион: «Если Олэна станет Аленой, то ей надо паковать чемоданы и уезжать в Московию. Маша - форма не наша. Пусть едет туда, где Маши живут. У нас она должна быть Маричкой. Петя тоже должен отсюда уехать, если не станет Петриком. Мыколку никогда не обзывайте Колей, Ганнусю - Аннушкой, а Наталочку – Наташей».
Еще 15-20 лет – и этногенез завершится. На восточной границе России встанет единое пятидесятимиллионное государство, руководствующееся папуаски-простой, убийственной и самоубийственной идеологией: «Москалей – на ножи!»

Автор публикации

user avatar
  • Женский

Комментарии

Комментариев не найдено