image

Гульнара Краснова о судьбе научной дипломатии в новых условиях



1547 Просмотры

Источник фото: uz.sputniknews.ru

В онлайн-конференции Россотрудничества и Российского совета по международным делам «Публичная дипломатия и российские университеты в современном "цифровом мире"» приняла участие руководитель Комитета по международному образованию и партнерству Ассамблеи народов Евразии, главный научный сотрудник РАНХиГС Гульнара Краснова. Публикуем текст ее выступления.

- Уважаемые коллеги!

Я благодарю вас за приглашение выступить сегодня в виртуальных стенах Россотрудничества и Российского совета по международным делам. Тема моего сегодняшнего выступления: «Научная дипломатия в эпоху цифровизации».

Как исследователь феномена научной дипломатии я внимательно отслеживаю все российские и зарубежные публикации и выступления. Одним из последних стало выступление министра иностранных дел Сергея Викторовича Лаврова с онлайн-лекцией на YouTube-канале Фонда поддержки публичной дипломатии А.М. Горчакова 21 апреля 2020 года.

Я не буду пересказывать выступление министра, тем более, скорее всего, в сегодняшней аудитории есть коллеги, которые его видели. Но я бы хотела обратить внимание на те акценты, которые сделал министр о роли научной дипломатии в сегодняшних условиях.

Первое. Необходимость взаимодействия ученых разных стран в условиях глобальных вызов. Причем научная дипломатия должна действовать в рамках политики добрососедства, которая в отличие от политики «мягкой силы» действует в интересах всех без исключений, а не преследует только национальные интересы отдельных стран.

Второе. Пути и направления развития научной дипломатии должны определять ученые. Например, если поступит запрос от российских и итальянских ученых о совместной разработке вакцины против коронавирусной инфекции, то МИД России, как сказал министр, готов всячески содействовать и оказывать помощь этому начинанию. То есть связи учеными устанавливаются напрямую по интересующей их теме и функция внешнеполитического ведомства - помочь их отработать в случае необходимости.

Насколько российская научная дипломатия готова сформулировать такие запросы? И насколько актуальна в России сейчас тема научной дипломатии? С этими вопросами я обратилась к GOOGLE TRENDS. Чтобы узнать, сколько запросов по теме научной дипломатии было за последние пять лет во всех странах мира и России.

По данным GOOGLE TRENDS, количество запросов выросло именно за последний год, в числе стран лидеров по этому запросу: Бельгия, США, Индия.

К сожалению, в число стран-лидеров не входит Россия, даже хуже, по России GOOGLE TRENDS сообщил: «Данных по этому запросу слишком мало».

Понятно, почему лидирует Бельгия: Брюссель является столицей ЕС, а тема научной дипломатии активно разрабатывается в ЕС по трем направлениям:

  • европейское лидерство в культурной, научной и инновационной дипломатии;
  • создание научной дипломатии для Европы;
  • наука для дипломатии в решении глобальных проблем.

Незначительное количество запросов по России я связываю прежде всего с тем, что научная дипломатия находится в центре внимания в основном политологов, международников, дипломатов. Представители остальных наук пока к ней в общей массе не подключились.

Еще один момент связан с отсутствием отработанных механизмов и инструментов научной дипломатии. Очевидно, что основной инструмент - академическая мобильность, то есть физическое перемещение ввиду коронавирусной инфекции в ближайшие пару лет работать не будет по понятным причинам.

Поэтому рабочими инструментами научной дипломатии могут стать инструменты цифровой дипломатии. Одним из перспективных направлений, по нашему мнению, может стать разработка интегрированной информационной системы, обеспечивающей многосторонние взаимодействия российских и зарубежных представителей научного сообщества, то есть цифровой платформы в целях развития научной дипломатии.

Надо сказать, что конкурс на разработку цифровой платформы сейчас объявлен минобрнауки России, причем ее концепция была разработана еще в прошлом году. Приходится констатировать, что в Концепции нет ни одного слова про научную дипломатию, хотя возможность взаимодействия с зарубежными учеными в рамках международного научно-технического сотрудничества предусмотрена. Но не будем забывать о целях научной дипломатии, о контексте, о которых говорил министр иностранных дел: а именно научная дипломатия – это система взаимодействия ученых по поиску совместных решений в условиях глобальных вызовов в контексте политики добрососедства.

И, конечно, актуальность научной дипломатии, ее сложность и многоплановость, недостаточная разработанность, а также большая практическая значимость требуют участия в ней представителей всех наук и российских университетов. Нужна отдельная программа, нужны идеи по новым инструментам научной дипломатии, и, конечно, нужны площадки для обсуждения форм и инструментов взаимодействия с зарубежными коллегами, такие как сегодня.

Спасибо за внимание!