image

НАЙДИ ТОГО, КТО ЧТО-ТО ИСКАЛ...



561 Просмотры

XIX.

 

- Наконец-то. Давайте знакомиться. Игорь Юрьевич Браммер.

Лунин, Илья Сергеевич.

- Чай, кофе? Может коньяк или тому подобное? Вы, кстати, не голодны?

Ещё как! Ты  почти сутки ничего не ел. Не стесняйся.

Чай, пожалуйста, и что-нибудь на зуб, если найдётся.

 Александр Николаевич, распорядитесь. И пусть принесут в библиотеку

Давай, Композитор, да побыстрее, а то Лис умрёт от голода, так и не приступив к работе. 

Идите за мной, Илья Сергеевич. Заждались мы вас. Не терпелось увидеть частного американского сыщика, да ещё русского эмигранта.

- Советского.

Есть разница?

Пока не разобрался, но думаю есть. Иногда, когда навещаю маму, смотрю современные сериалы и телевизионные шоу по русскому телевидению… 

Тут возразить нечего. Противно, особенно бывшему театральному режиссёру. Случаются, правда, и не очень скверные. Пришли

Двери железные. Да ещё и двойные. Оп-па! Сколько старинных книг!

- Вот моя самая великая любовь, Илья Сергеевич, моя жизнь, моё дыхание, моё всё...Без них нет смысла. Здесь я отдыхаю, думаю, лечусь. Половину этих фолиантов я никогда не читал.  Среди нашего брата ходит поговорка: Браммер книги не читает, он их собирает. Возможно. Но даже подержать эти существа в руках, а они живые, уже счастье. Впрочем, занесло меня. Давайте о Диме Алёхине. Существует такая профессия - охотник за  редкими книгами.  Я знаком почти со всеми и могу сказать: большинствo из них  мелочные, жуликоватые люди, не заслуживающие доверия.  Книг не любят. Алёхин из другой породы. Мы с ним во многом схожи. Начинается охота, и адреналин зашкаливает. И он, и я этим живём.   Половина того, что вы здесь видите, найдено Дмитрием. Он обожает книги, но в нём отсутствует жилка коллекционера. Иногда, правда, просит разрешения посидеть здесь, в библиотеке. В этот раз, я уверен, Алёхин охотился за чем-то сногсшибательным. Надеюсь ничего плохого с ним не случилось. Дмитрий - близкий мне человек и его надо найти, или хотя бы узнать почему пропал и что искал. Для этого, собственно, вы и приглашены.

А вот и Композитор. Чай, бутерброд с икрой, потом с ветчиной  и снова с икрой...  

- Расскажите, Игорь Юрьевич, о последней встрече с Алёхиным.

-  Могу даже указать точную дату: четырнадцатого августа, около трёх часов дня. Дима был очень возбуждён. Информировал меня о поиске уникальной книги.

- Вы спросили какой?

- Спросил. Но Алёхин сказал,что полной уверенности  нет, а подавать призрачные надежды не в его правилах.

- То есть ни словом не обмолвился?

- Ни единым. Попросил денег.

- Сколько?

- Десять тысяч евро.

Ого! Королевская охота!

- И вы ему дали?

- Конечно. Алёхин пользуется у меня полным доверием.

- И всё-таки - десять тысяч!

- Не видел никаких причин отказать: в прошлом подобные ситуации возникали довольно часто, и Дима ни разу меня не подвёл. Однажды, правда, книгу перекупил у продавца другой коллекционер, но это издержки бизнеса. И, если честно признаться, сумма-то небольшая. Дал бы и больше.

Думаешь, чернобурый, Браммер действительно не знает предмета поисков или врёт?

- После вашей встречи Алёхин где-нибудь проявлялся?

Смотри-ка, Бородин рвётся в разговор

- Да. Звонил жене двадцатого августа. Сообщил, что уезжает на пару недель. Просил не беспокоиться.

- Куда не сказал?

- Нет.

Интересно, проводили они собственное расследование или ждали тебя?

- А сами вы не пытались что-нибудь предпринять?

Оп-па! Композитор хотел ответить, а Браммер остановил.

- Александр Николаевич собирался, но я запретил.

- Почему?

- Мне не верится в способность российских сыщиков скрыть что-либо от полиции, a если полиция узнает, то решит: Алёхин искал нечто весьма дорогое; надо вмешаться. И начнётся круговерть. Неприятностей не оберёшься. Александр Николаевич предложил привлечь знакомого ему американского частного детектива, и я согласился. Ваше любопытство, надеюсь, удовлетворено?

Закрой тему - она ему явно неприятна. Вернёшься к этому как-нибудь потом.

- Хорошо. Пока всё. Завтра мне необходимо навестить жену Алёхина. Нужен адрес и телефон.

- Как вам угодно. Скажите когда прислать машину?

- Спасибо, но машина уже есть. И даже с шофёром.

Переглянулись они довольно многозначительно!

- Алёхины живут за городом, в Дедовске. Координаты  и фотографию Дмитрия вам даст Александр Николаевич.

- Разрешите откланяться, Игорь Юрьевич. Хочу как можно скорее войти во временной режим.

- Ради бога. Только один вопрос. Наш общий друг, здесь присутствующий, заявляет, что вы пользуетесь какой-то уникально-странной системой сыска. Это правда?

- Правда. Система проста: я иду по следу, и запах приводит меня туда, куда надо.

 

XX.

 

- Алло, Игорь? Я проводил нашего гостя. С машиной полный облом.

- И не только с машиной, Композитор! Хотели поселить его в моём загородном особняке - не вышло: Лунин снял квартиру. Теперь автомобиль, а, главное, водитель! Эта американская лиса оправдывает своё прозвище. Мы должны знать о всех его действиях: где и когда чихнул, где пошёл в туалет. Ты по прежнему уверен, что Лунин соответствует нашему плану?

- Уверен.

- Тогда ты знаешь, что делать. Запомни: каждый шаг.

 

XXI.

 

Какая замечательная у тебя одноклассница! Тебе показалось или она действительно стала ещё красивей? Позвонишь? Да не парься, как говорит Композитор, само собой решится. Всё просто, когда тебе сорок восемь. Гриму доложишь об Ирине? Поспеши, кстати, близится время связи. Оп-па! Что за люди в квартире? Один  за столом, другой на диване. Как они здесь оказались? Может от хозяев? Не похоже. Тот, за столом, сесть приглашает?

  • Садись, любчик, будь как дома.

Наглый. Чувствуешь себя неуютно? Только не подавай признаков страха.

-Во-первых представьтесь. Во-вторых, как вы сюда попали?  И давайте пройдём на кухню - чаю хочется.

А второй-то встал с дивана и загородил выход из комнаты. Ну ты и влип, чернобурый!

- Представится оно можно, любчик. Но ты сначала сядь. А то Иван неожиданностей не любит.

Оно и видно. Самый настоящий костолом.

  • Я - Банкир, а он, как ты уже понял, Иван.Нам от тебя кое-что нужно. Когда договоримся - исчезнем.. Тогда  и попьёшь свой чай.

 Полный мужчина, потянет фунтов на двести. А на голове парик. Лысый, стало быть.

- Каким образом вы очутились в моей квартире?

- Ой, любчик, не задавай дурацких вопросов. Сам потом поймёшь. Мы знаем, что ты ищешь Димагога.

 - Димагога?

- Ну да, это у Димочки Алёхина такое зонное погоняло было. Поговорить он любил. Занимательно, кстати, толковал. Удивлён?

- Есть немного. Что дальше?

- Мы знаем откуда ты. Из самих Штатов. Видишь - шутить не желательно. А нужно от тебя самую толику. Димагог нам должен. Много должен. И присутствует сомнилка, что Димочка решил исчезнуть,не рассчитавшись. А мы этого ой как не приветствуем!

Улыбается, гадёныш. Но откуда информация?

- Держи визитку. По этой трубе будешь сообщать все новости.  Или я, или Иван всегда на  шухере. Даже в Новый год.  Найдёшь Алёхина - всё простим, если, конечно, сначала нам позвонишь, любчик.  И ещё: никому ни гу-гу, особенно волчьему сыну Композитору, менту отставному. Боком выйдет. Можешь теперь чефирить. Пойдём, Иван.

 

XXII.

 

Сюрприз? А ты как хотел? Забыл куда приехал? Узнаёшь Россию-матушку? Спокойно, спокойно… Расслабься. Ванна, чай и сигарета. И соображай. Откуда они узнали о тебе, дате прибытия, твоём местонахождении, цели приезда и почему так легко проникли в квартиру? На последний вопрос ответ прост: специалистов открыть любые замки в мире предостаточно, особенно в России. Остальное тоже ясно, как день: кто-то слил информацию. Но кто? О твоих планах знал ограниченный круг людей. Неужели Толмач? Никогда! Да он об Алёхине и слыхом не слыхивал. Значит Браммер или Композитор? Вряд ли. Зачем? Мотив не просматривается. Скорее кто-нибудь из букинистов-коллекционеров. Пронюхали про поиски и теперь строят козни. Пытаются, возможно, таким образом узнать за чем именно идёт охота? А заодно прикинуть из какого теста ты  выпечен? Как доказал Толмач, узнать дату и время прилёта определённого челoвека в Москву не составляет особого труда. А у этих возможностей неизмеримо больше,чем у Валеры.Тебе, кстати, тоже кое-что перепало. Во-первых, Алёхин сидел, во-вторых, он что-то должен  блатным. Банкир сказал: много должен. Денег, конечно, что ещё. Логично, но не очевидно. Гриму доложишь? Лучше через пару дней, а то попросит немедленно вернуться. Уезжать надо было вчера, пока не начал, а теперь поздно, ты же читал контракт: придётся вернуть всю сумму назад плюс большой штраф. Eсли отступишься - потеряешь всяческое уважение к самому себе. Позвони-ка  Бородину, поведай о случившемся. Нет, погоди. Успеешь. Правильнее всего вести себя как ни в чём не бывало и продолжать идти по следу. Запах приведёт туда, куда надо.

XXIII

- Доброе утро, Илья Сергеевич.

- Здравствуй, Николай. Заходи. Жить будешь в той комнате.

Жаль он не начал работать вчера. Был бы совсем другой коленкор. Могли, правда, возникнуть серьёзные проблемы. А они не нужны. 


- Завтракал? Совсем забыл - угостить-то нечем. Кроме чая и кофе. Хочешь? 

- Не беспокойтесь. Я по просьбе Валерия Михайловича через магазин проехал, продуктов накупил; сейчас  холодильник загружу.

- Сколько ты потратил?

- Сдачу с телефонов. Вот два мобильника, как вы просили.

Хороший парень. 

- Прекрасно. Один тебе, другой мне. В каждый заложим  два номера: мой и Толмачёва в твой, твой и Толмачёва в мой. Никуда больше с этих мобильников не звонить, никаких других звонков не принимать. Понял?

- Понял. А это правда, что вы частный сыщик, Илья Сергеевич.

Валера разболтал. Ну и хорошо: парень должен знать.

- Правда. Ты с этой минуты тоже. Работать придётся много, с раннего утра и, возможно, до глубокой ночи. Кстати, где будешь парковать машину?

- В пяти минутах отсюда есть бывший министерский гараж. Я уже договорился с менеджером. 

- Дорого?

- Две тысячи рублей в день. Платишь за неделю вперёд. Хоть на сутки оставляй, хоть вообще не приезжай.

- Молодец. Я буду платить тебе триста долларов в день, включая бензин и парковку. Устроит? 

- Это слишком.

- Не думаю. Вот полторы тысячи за первые пять дней.

- Спасибо, Илья Сергеевич.

А он тебе нравится больше и больше…

- Давай перекусим и в путь. Нам предстоит путешествие в Дедовск. Найдёшь дорогу?

- Без вопросов. К тому же, у меня навигатор есть.

Куда ты засунул листок с координатами Алёхиной? А, вот же он.

- Отлично. Доставишь меня по этому адресу. Разберись с продуктами и завтраком, Николай, а я, тем временем, позвоню.

Ты готов взять след, Лис? 

- Алло.

- Доброе утро. Светлана Алёхина?

- Слушаю.

- Меня зовут Илья Сергеевич Лунин. Я частный детектив, нанятый Браммером, чтобы найти вашего мужа.

- Да-да, Игорь Юрьевич мне уже сообщил о вашем возможном визите. Когда вас ждать?

- Будет зависеть от трафика... Простите, от дорожных пробок.

- Приезжайте в любое время - я никуда не собираюсь.

- До встречи, Светлана... Отчества, к сожалению, не знаю.

- Владимировна. Можно просто по имени.

Голос приятный, но грустный немного. Так ведь понятно почему. А, отлично, еда на столе.

- Николай, нам по пути не встретится магазин, где продаются увеличительные стёкла?

- Лупы?

- Они самые.

- Как у Шерлока Холмса?

- Так точно.

- У меня дома есть. Съездить?

- Не к спеху. На обратном пути заскочим.

 

XXVI.

 

Долгая и нудная дорога. Так, пожалуй, не только в два месяца, но и в полгода не уложишься. Ну что тебе сказать: привыкай. Это снова твоя родина. Жаловаться  будешь вечером. Луне. И то, если  взойдёт. Лучше подумай хорошенько о вчерашнем визите. Заметил какие-нибудь странности? Соображай, не ленись. Интересно, как Алёхин попал на зону? За что он должен бандитам и сколько? Если позвонить Банкиру и спросить напрямую, расскажет? Или пошлёт? А это, любчик... Интересное слово! А это, любчик, будет зависеть от того, как спросишь. Но до чего же быстро сработали! Где-то у Браммера течь. Позвони ему, проинформируй. Клиент должен знать обо всём, что происходит. Но Браммер поделится новостями с Бородиным, а ты помнишь наказ Банкира? Опасно. Повремени.

- Приехали, Илья Сергеевич.

Частный дом? Такой в Нью Хэмпшире тысяч на триста потянет. Охотиться на книги, оказывается, намного выгоднее, чем на людей. Иди, Лис, узнай, что у этого строения внутри.

- Жди здесь, Николай.

- Долго?

Вопрос явно неуместный. Выговори парню. Но вежливо.

- Слушай, а как твоя фамилия, отчество? 

- Бобров Николай Васильевич.

- Так вот, Бобров Николай Васильевич. Ждать будешь ровно столько, сколько будешь ждать. И, если хочешь со мной работать, никогда, слышишь, никогда больше не задавай подобных вопросов. Ясно?

Смутился парень. Ну ты тоже... Мог бы и полегче.

- Извините, Илья Сергеевич. Вы сказали - я усёк.

Пережил. И, кажется, действительно усёк. Господи, слово то какое! Из самых ранних воспоминаний. Ладно, теперь пора пообщаться с Алёхиной.

 

XXV

 

- Проходите, пожалуйста.

Интересная женщина. Сколько ей? Где-то около сорока. Стройная.

- Спасибо.

- Вы голодны? Могу накормить.

- Не откажусь от чашки чая.

- Петровна! Ты где?

А это что ещё за старая, толстая деревенщина?

Здеся.

- Завари нам чай. Молоко, сахар, Илья Сергеевич?

- Нет, спасибо. Просто чай. Но, желательно, крепкий.

- Слышала? Иди уже. Такая копуха, эта Петровна.

- Кто она и откуда?

- Дальняя родственница. Два года назад приехала из Тамбовской области, попросилась переночевать, да так и задержалась. Дмитрий как раз хотел нанять кого-нибудь помогать  по хозяйству, вот она и пригодилась. А, главное, дешёвая.

Сколько вы ей платите, если не секрет? Интересно сравнить с нашими ценами.

Какой тут секрет! Три тысячи  в месяц.

- В какой валюте?

- В рублях, конечно.

- Всего?!

- Она не жалуется: вместе с пенсией получается тысяч восемь плюс бесплатное проживание. На рождественские праздники ездила к себе в деревню -  подарков накупила выше крыши.

С Петровной было бы познавательно поговорить - она наверняка знает семью Алёхиных изнутри. 

- Светлана Владимировна, расскажите всё, что считаете нужным, прежде, чем я задам свои вопросы.

- Информации у меня мало. Искал Дима, как он сам признавался, уникальный экземпляр, но что именно не знаю. Твердил, что должен уехать дней на десять. 

- Куда не сказал?

- Нет. Он вообще становится очень скрытным, когда дело касается  его работы. За день до отъезда