image

Заметки Бубы. 1.



722 Просмотры

Эта серия очерков для меня очень личная, ведь я тоже прошел очень нелегкий путь… Она, как о людях, которые находились в плену у своего собственного государства, так и о гражданах Российской Федерации бывших в заложниках у государства Украина. Это разрушенные судьбы, жизни, мечты. Каждая история это маленькая вселенная. Людей с такой непростой судьбой многие тысячи. Все что произошло с нами, начиная с осени 2013 года, все это здесь.
История первая. Лариса Чубарова.
Мое знакомство с этой симпатичной и общительной женщиной произошло абсолютно случайно, хотя в случайности я не верю. Узнав,что передо мной так называемая "Тереза",демонизированная укроСМИ, я ожидал Истории, именно истории с большой буквы, но то что я услышал, поразило и возмутило меня. Я увидел и услышал за последние 6 с небольшим лет достаточно много, как мне казалось… Достаточно много для того чтобы воспринимать все происходящее с определенной долей здорового цинизма. Но, как оказалось, я слышал не все…
Б.: Здравствуйте. Хотелось бы услышать от Вас о основных моментах в Вашей жизни. Где родились, где учились, семья, дети, работа. Интересно все!
Л.: Я этническая россиянка, если можно так сказать, родилась в России, на Крайнем Севере, в Заполярье. Практически все мужчины в моей семье носили погоны, школу я закачивала на Камчатке, по месту дальнейшей работы отца. Большинство моих одноклассников, на сегодняшний день уже не служащие в армии,по окончании школы поступили и закончили военные учебные заведения СССР.
Б.: На тот момент самая престижная профессия!
Л.: Безусловно! В основном, мое детство прошло в небольших военных городках. После окончания средней школы я уехала в Москву, поступила в строительный институт. В Москве познакомилась с будущим мужем, гражданином Украины, переехала вместе с ним на Украину, в город Харьков. В Харькове я прожила больше 35-ти лет. Вот такой парадокс,я гражданка России и в то же время всегда позиционировала себя, как харьковчанка. Я очень люблю этот город, он мне дорог и близок,в нем живут мои друзья,в нем вырос мой сын, который родился на Украине.
Б.: Чем вы занимались, где работали?
Л.: Я была частным предпринимателем. Занималась очень красивым женским бизнесом. У меня был небольшой магазинчик, где я продавала элитное французское женское белье. Поэтому, по моему мнению, у меня была достаточно беззаботная и комфортная жизнь. Я никогда и не чем не нуждалась, по причине того, что всегда хорошо зарабатывала сама и все мои мужья, так получилось что я не один раз была замужем, были успешные и состоятельные люди.
Б.: Как Вы можете охарактеризовать события конца 2013 – начала 2014 года?
Л.: 2012 и 2013 годы были для меня очень тяжелыми в психологическом плане. У меня произошла личная трагедия. Заболел о онкологическим заболеванием мой сын. И в течении двух лет мы жили в Киеве и проходили курсы химиотерапии. 27 ноября 2013 года,закончив последний курс химиотерапии, мы с сыном уехали из Киева.
Выезжая, я наблюдала развитие событий на “майдане”. В этот момент там уже произошли определенные события, давшие старт “народным волнениям”. По возвращению в Харьков я не особо интересовалась политическими событиями на Украине, мысли были о другом… Забота о сыне отнимала много сил и времени. Это был для нашей семьи психологически сложный период жизни. Любой человек прошедший больничные стены и столкнувшийся с чем-либо подобным, меня скорее всего поймет.
В Харькове, на то время, было достаточно спокойно. Мы отдыхали, приходили в себя, настраивались на прохождение реабилитации.
Примерно в феврале 2014 года, меня навестила подруга и пригласила принять участие в Антифашистском митинге.Я согласилась ведь наше поколение родилось и выросло, воспитывалось в СССР, антифашизм у нас в крови.
Затем я побывала еще на нескольких митингах,которые на тот момент уже набирали обороты в Харькове. Меня поразило большое количество людей, пожилые и молодые, люди разных профессий и политических взглядов. Всех объединила одна идея, люди были против “идеалов евромайдана”. Харьковчане позиционировали себя ближе к России. На митингах зашкаливали эмоции, пожилые люди часто теряли сознание, автомобили “cкорой помощи” из-за большого скопления людей не могли подъехать. Тогда я с подругой, дипломированным медиком, создали и возглавили волонтерское медицинское подразделение, которое обеспечивало медицинские аспекты при проведении протестных акций “Харьковского антимайдана”. Называлось оно “Санбат - Харьков”.На ресурсе в ВК до сих пор существует одноименный паблик, работу которого мы планируем возобновить. В ряды волонтерской организации вступило достаточно много дипломированных медиков харьковчан и просто неравнодушных горожан.
Далее, в рядах протестных выступлений появились лозунги за проведение референдума, никаких “сепаратистских” настроений в наших рядах не наблюдалось, никакой “федерализации”. Была идея, что все вопросы должно решать исключительно местное население,а не “пришлые варяги”.Мы считали,что никто не должен нам указывать на каком языке общаться, каких героев чтить, какие праздники праздновать и какие названия должны носить улицы нашего города,какие памятники должны стоять на площадях города.Самым болезненным вопросом было навязывание украинского языка жителям Юго-Восточного региона.
Впоследствии, события стали развиваться более динамично. Всем известен эпизод 14 марта 2014 года, когда сторонников “Харьковского антимайдана” расстреляли в центре города Харькова. По этому поводу есть видеоролик на открытых ресурсах, снятый телекомпанией “Оплот – ТВ”. Ребята – телевизионщики,всегда находились в гуще событий, достаточно честно и открыто освещали все происходившие события. Как это было и в другом случае обстрела участников “Харьковского антимайдана”, среди белого дня, в самом центре города. При этом правоохранительные органы никак не отреагировали на произошедшее и на наши заявления.
На мой личный мобильный номер постоянно поступали СМС с угрозами различного характера, мы, с ребятами из “Оплот-ТВ”, даже сделали по этому поводу видеоролик.Неоднократно резали колеса на моем автомобиле.
Знаменитый эпизод, фигурировавший у меня в материалах уголовного дела,видеоролик которого долго гулял по интернетсети, когда мы получили информацию о том, что из Полтавы в Харьков выдвинулась колонна вооруженных радикалов "Правого сектора", с целью проведения силовой акции в отношении сторонников “антимайдана” и осуществления провокаций. По всей видимости было запланировано несколько смертей, по “киевско-майданному” сценарию. Удивительно, на мой взгляд,то что Харьковское СБУ, на тот момент “сработало” достаточно профессионально. Колонна радикалов была остановлена в Чутово (Харьковская обл.), они были разоружены (бейсбольные биты, ножи, кастеты, бутылки с зажигательной смесью и огнестрельное оружие). Подавляющее большинство задержанных, по моему мнению, находились в состоянии наркотического опьянения. На это также обратили внимание сотрудники СБУ и ребята с “Оплот-ТВ”,вместе с которыми мы были на месте событий.Как позже мы узнали от инсайдеров, из их разговора с сотрудниками СБУ, проскользнула информация о том, что высшее руководство ведомства дало негласную команду не противодействовать радикалам, но в последний момент по каким-то причинам отменило приказ.
Впоследствии, был организован палаточный городок по охране памятника Ленину,основная цель которого состояла не столько в защите памятника,а в концентрации протестного движения.Городок стал своеобразной фокусной точкой и местом сбора всех,кто был не согласен с проевропейским выбором для украины.
Есть фотография, на которой мы, активисты “Харьковского антимайдана”, стоим с георгиевскими лентами, а за нами развевается флаг Украины. Вот такой парадокс…Тогда нас уже убивали,но еще публично не вешали,как обещал один киевский депутат.
Могу с уверенностью утверждать, что ребята – харьковчане, проявили себя на самом высоком уровне протестной борьбы, настоящие бойцы. Но отсутствие поддержки свело все усилия “Харьковского антимайдана” на нет. Вспоминая неоднократные “штурмы” ОГА, уверена, что потенциал в людях был, но…
Затем пришло решение о сворачивании “городка” и поиске другого пути,слишком не безопасно стало в городе. Появилось понимание того, что протестное движение должно трансформироваться в “партизанское движение”. Мы разбились на группы, и харьковчане, которые входили в состав “Санбат – Харьков” стали больше заниматься медицинской, образовательной,волонтерской деятельностью, в том числе на территории Донецкой области. Вывозили на территорию России беженцев,проводили обучение людей азам оказания первой медицинской помощи, собирали гуманитарную помощь для жителей Донбасса и практически в начале лета перебрались в Донецк.
Среди протестного движения Харькова было мало мужчин, которые проходили воинскую службу, часть наших ребят перебрались из Харькова в Донецк, где начали проходить определенного рода подготовку. Потом поступила информация из Харькова, о начале новой волны репресий, задержаний и арестов активистов “антимайдана”, меня также предупредили о возможном моем задержании, если я попытаюсь вернуться в Харьков. Моя семья, на тот момент, уже покинула город и проживала в Крыму, в июле 2014 года я оказалась в Севастополе и там продолжила свою волонтерскую деятельность.
Б.: То есть, “мирная жизнь” для Вас закончилась, я правильно понимаю?
Л.: По сути, да! В Крыму, в то время, было уже достаточно много раненых ополченцев, наряду с этим мы помогали и переселенцам. Примерно в это время у меня закончился срок действия вида на жительство, и мне необходимо было посетить Харьков, чтобы уладить все возможные вопросы. В розыске я не находилась, никаких противоправных действий не совершала и поэтому со спокойной душой и легким сердцем вернулась та территорию Украины, в город Харьков. Абсолютно беспрепятственно,легально и официально,через пункт пропуска "Гоптовка" прибыла на место, открыла квартиру, передвигалась по городу, оформляла документы и на этом этапе никаких претензий со стороны украинских правоохранительных органов, в отношении меня не было.
Б.: Так, как же произошел арест?
Л.: Понимаете, у меня, в элитном доме, в центре Харькова была хорошая квартира и я считала тогда, и уверенна сейчас, что причиной моего ареста послужил корыстный мотив сотрудников СБУ,о этом факте я говорила на всех судебных заседаниях с первого дня моего незаконного задержания. Моим соседом был начальник СБУ Харьковской области. Так, почему же, не отобрать, у гражданки РФ, элитное жилье, огульно обвинив ее на фоне “конфликта” между РФ и Украиной во всех смертных грехах? Вопрос чисто риторический...
По сути, меня просто выкрали, в центре города Харькова, в апреле 2015 года. Я выходила из торгового центра, ко мне с дух сторон подошли крепкие ребята, схватили меня за руки и затолкали в микроавтобус, который находился неподалеку. Не представляясь, ничего не говоря, посадили на заднее сиденье, надели наручники, на голову мешок и микроавтобус начал движение. В этот момент человек, который сидел на соседнем сидении, как оказалось впоследствии оперуполномоченный СБУ, озвучил мне , что если я не буду вести себя, так как им (сотрудникам СБУ) нужно,давать необходимые им показания и оговаривать себя, то могу очень сильно пострадать. Дальше последовал целый ряд угроз. Затем меня привезли в СБУ, завели на 3-ий этаж, приковали в отдельном помещении наручниками к батарее и оставили одну. По моим ощущениям, в таком положении я провела от 4-х до 6-ти часов. Потом, в помещение, зашли сотрудники СБУ,надели мне на голову мешок,заковали в наручники и мы поехали к месту моего проживания. Все это происходило среди белого дня, это видели мои соседи, с которыми я прожила бок о бок не один год,это было невыносимо стыдно и унизительно. Возле дома нас ожидал следователь СБУ, который произнес знаковую фразу: “Сейчас мы будем проводить, по месту Вашего проживания, обыск и по результатам обыска Вы будете арестованы”.
Сотрудники СБУ уже находились в моей квартире, потому как сумку с ключами у меня отобрали при похищении. Обыск проводился очень “аккуратно” и тут, на балконе, один из сотрудников СБУ “нашел” в сумке с упакованной палаткой самодельное взрывное устройство. После меня скрывали в СБУ, с целью не допустить общения с адвокатом, также впрочем, никого из сотрудников СБУ факт отсутствия адвоката на обыске не смущал.
Должна заметить,что первый адвокат, не смотря на свои политические взгляды, а они были прямо противоположны моим, действовала по возможности грамотно и непредвзято. Мною, было принято решение о том, что все адвокаты, которые будут участвовать в процессе, будут из службы оказания вторичной юридической помощи, то есть бесплатные. Так как украина обвиняла меня в очень тяжелых преступлениях,то работа беспланых украинских адвокатов будет показателем того,как защищают обычных граждан. Но я уже тогда понимала,что по сути, буду защищать себя сама. И пошел долгий процесс разбирательства в различных судебных инстанциях, который намеренно затягивался. Благо, общая повестка в государстве Украина этому способствовала.
В начале всех мытарств, была мне озвучена адвокатом версия, что меня будут менять на Надежду Савченко. Я выразила на этот счет свои сомнения, в связи с тем, что мы с Савченко находимся в разных “весовых категориях”. После чего адвокат заявила, что она знает это точно.Я конечно восприняла эту информацию,как горячечный бред,ведь я обычное гражданское лицо, но СБУ и Прокуратура посредством ручных журналистов начинает фабриковать различные измышления,поднимается шумиха в СМИ: “Задержана майор ГРУ ФСБ РФ!” Кому то, видимо, необходимо тщательнее изучать “матчасть”.
В моей квартире, как потом оказалось, постоянно проживали сотрудники СБУ, официальной версией этого действа считалось осуществление ними “специальной операции” по выявлению "связных". По сути, они лишь грабили мою квартиру и даже умудрились вывезти из нее мебель. Только вмешательство адвоката и представителей мониторинговых миссий приводит СБУшников в чувство. Затем меня переводят в Полтавское СИЗО и два с половиной года возят на судебные заседания в Харьков.
Самыми “отъявленными” сотрудниками СБУ в Харькове были беглецы ранее проходившие службу в Луганской области, они больше всех лютовали и проявляли свое “рвение”,как в части фальсифицирования и фабрикования дела,так и в части угроз и постоянного психологического прессинга по отношению ко мне.
Настойчиво добивались, вместе с защитником, перевода в Харьковское СИЗО,так как при доставке на судебные заседания из Полтавы в Харьков,я по 9-10 часов находилась в клетке.Также, я на протяжении почти 2,5лет конвоировалась на заседания исключительно сотрудниками СБУ, что являлось дополнительным фактором оказания давления. На вопрос судьи, адресованный прокурору, о том, что мешает переводу, прокурор ответил: “Полтавское СИЗО географически расположено ближе к суду, чем Харьковское”.
На одном из заседаний прокурор Максюк заявил о том, что "Гражданство РФ, является преступлением и преследуется на территории украины",а также, что именно мое гражданство дает ему повод считать, что я склонна к совершению преступлений и укрывательству от следствия. Суд это молча “проглатывает” и следующим этапом в действо вступает “свидетель” Ярош. Довольно специфический персонаж, с явными признаками психического отклонения, неоднократно находившийся на лечении в определенного рода лечебных заведениях. Этот человек был активным участником “евромайдана” и являлся боевиком террористического формирования “Азов”,под руководством убийцы и фашиста Билецкого. Заявления его, как свидетеля, представляли собой чистый фарс. По моим заявлениям и заявлениям моего защитника “свидетель” Ярош готовился сотрудниками СБУ самым неприкрытым способом и содержания его показаний в суде напоминает горячечный бред психически нездорового человека. На судебных заседаниях присутствовали представители мониторинговых миссий ООН, ОБСЕ, пресса, представители ГК РФ в Харькове,другие независимые наблюдатели и при этом никаких решений в отношении меня, в положительном ключе со стороны судей!
Все государственные органы, задействованные в моем судебном процессе, старались “играть на опережение”, но по факту, из-за собственной неуклюжести, обыгрывали только себя. Если бы не ”палочка-выручалочка” в виде “безальтернативной меры пресечения”, в виде содержания под стражей, вся эта государственная машина была бы не действенной.Так называемые свидетели: 2 из которых были "залегендированы", действующий сотрудник МВД, активистка "ПС", штатный понятой СБУ,все проходили подготовку у следователя и прокурора перед дачей "свидетельских"показаний. Так же, сотрудниками СБУ сливались материалы дела и видеофиксация допросов “известному” украинскому пропагандисту Цаплиенко,который на их основе снимал лживые, постановочные сюжеты порочащие меня, как гражданку России и РФ. Оказывалось давление и на адвоката,после одного из заседаний была взорвана его машина.
Б.: То есть, даже при “показаниях” Яроша, о “совершаемых” Вами убийствах, в активе обвинения не было ст.115 УК Украины (убийство).
Л.: Конечно не было.Судьи хотя и являлись ручными марионетками СБУ не взялись подыгрывать в этой части фарса.Но не смотря на это, судебное разбирательство продолжилось.
Б.: При такой слабой доказательной базе Вы провели в местах предварительного заключения 4 года и 8 месяцев?
Л.: Да, это образчик того правового беспредела и беззакония,который творится на украине в отношении граждан РФ и пророссийски настроенных граждан украины,которые хотели другого вектора развития для своей страны. А годы,которые я провела за решеткой- это приобретенный жизненный опыт и определенные знания, пусть и полученные в экстремальных условиях.Не собираюсь жалеть о них,а использую для помощи другим попавшим под каток украинского беззакония людям.
Б.: Как планируете их применить?
Л.:В моих планах начать осуществлять правозащитную деятельность, как на территории Украины, так и в России,а также в молодых республиках.
Б.: Какие еще планы на будущее?
Л.: Работаю над поднятием вопроса открытия, в республиках, официального представительства Российской Федерации,в виде консульского пункта ,для защиты интересов моих соотечественников. Работы много, но вынужденное многолетнее “бездействие” и желание помочь людям, открывает неиссякаемый источник внутренних сил. Надо все это направить в нужное русло. Кстати, на данный момент, на общественных началах я представляю интересы людей оказавшихся в Республике, в результате обмена “удерживаемыми лицами”.
Б.: Удачи Вам, терпения, здоровья и всяческих успехов. Огромное Вам спасибо!
Л.: Спасибо и Вам! Довстречи!

Буба Касторский