zagulska  Создал новую статью
52 лет назад

НЕ ПОТЕРЯВШАЯ АКТУАЛЬНОСТЬ

15 января 2015 г. я опубликовала статью "Шарли по-украински". Главный ее посыл – «Шарли по-украински», таким образом, – это истребление свободы слова во всех ее проявлениях властью при активной и сознательной помощи журналистов". А дальше ее сокращенный вариант.

ШАРЛИ ПО-УКРАИНСКИ – 1

Франция и весь мир в шоке. 7 января неизвестные лица в масках, вооруженные автоматами и гранатометом, ворвались в редакцию журнала «Шарли Эбдо» в Париже и открыли там стрельбу. Это массовое убийство журналистов взяла на себя йеменская Аль-Каида, объяснив свой поступок местью за неподобающее отношение к Пророку.

Я лично считаю, что насмешки в какой-либо форме над лицами, отнесенными к лику святых, – недопустимы, ибо это осквернение святынь и оскорбление чувств людей их почитающих. Я не могу согласиться с продолжением этой традиции, что сейчас повсеместно происходит, особенно во Франции. Оскорблением нельзя гордиться. Но как бы горько и больно ни было от этого действия, оно ни в коем случае не должно наказываться убийством или каким-либо другим видом насилия. Такому виду мести нет оправдания!

А в Украине медийное мракобесие

Посягательство на свободу выражения мнения стало вровень с посягательством на человеческую жизнь. И это правильно. Ибо что человек без мысли и возможности ее высказать?!

В Украине свободу слова власть не только презирает, она ее методично истребляет. Несвобода граждан и журналистов – ныне суть государственной политики. Внедрять ее сегодняшние хозяева властных кабинетов начали еще на подходе к ним, на майдане. Уже тогда, каждый, кто относился к майдану критически, был отнесен в стан врагов. И как только власть оказалась в руках, начались гонения на неугодных.

Скоро нападки на прессу приобрели форму глухого мракобесия.

Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дунья Миятович тогда однозначно указала, что обеспокоенность национальной безопасностью не может служить оправданием несоразмерному давлению на свободу слова и средства массовой информации. Она призвала украинские власти воздержаться от любых мер, направленных на запугивание СМИ и препятствование их работе.

Власть, конечно же, позицию ОБСЕ проигнорировала.

Как расценивать атаки на офисы СМИ, европейские лидеры объяснили в своих комментариях по поводу событий в редакции «Шарли Эбдо»: отвратительно (Дэвид Кэмерон), подло и низко (Ангела Меркель), возмутительно (генсек НАТО Йенс Столтенберг). Ну и в самую точку бьет Барак Обама: нападение на журналистов, свободную прессу – свидетельство боязни перед свободой слова и печати, свободу выражения нельзя уничтожить путем безумного насилия со стороны немногих людей.

В Украине же эта подлость норма. И ни один из нападавших до сих пор не предстал перед судом, ибо является орудием власти в расправе над журналистами.

В сущий ад превратилась жизнь неугодных журналистов в так называемой зоне АТО. Ведущую роль в преследовании за слово играет Служба безопасности Украины. Верными цепными псами спецслужб в охоте на журналистов стали военные, нацгвардейцы, боевики добровольческих отрядов.

По свободе слова – запретом!

Особая новелла – отношение власти к российским СМИ и журналистам. Оно имеет все признаки оголтелого самодурства.

Едва майданные верховоды вошли во власть, их осенила идея запретить вещание российских телеканалов. По свободе слова – запретом!

Особая новелла – отношение власти к российским СМИ и журналистам. Оно имеет все признаки оголтелого самодурства.

Едва майданные верховоды вошли во власть, их осенила идея запретить вещание российских телеканалов.

Советник главы СБУ Маркиян Лубкивский заявил также, что, по его мнению, в Украине должны быть запрещены все российские телеканалы.

В СБУ додумались до того, чтобы обвинять российские СМИ в использовании технологии психологического влияния на аудиторию, в частности, так называемый «25 кадр».

Дунья Миятовичвыразила озабоченность волной запретов, назвала их формой цензуры и снова указала, что соображения нацбезопасности не должны приводить к ущемлению свободы слова.

Гонения на российские СМИ стали частью амплуа советника главы МВД, а теперь и нардепа Антона Геращенко. Его усилия в этом направлении приобрели ярко выраженный маниакальный характер.

Власть тщательно следит, чтобы ее шизофренические запреты на трансляцию российской теле- и радиопродукции беспрекословно выполнялись.

Теперь, как я понимаю, следует ожидать того, что произошло в Северной Корее – за просмотр южнокорейских сериалов были казнены 50 человек.

Не удивительно, что неправительственная организация Комитет защиты журналистов (CPJ) потребовал немедленно отменить запретные решения. Ибо, как заявила координатор программ CPJ в Европе и Центральной Азии Нина Огнианова, «общественность Украины заслуживает право иметь доступ к различным источникам информации, которая отражает все стороны и мнения».

«Когда кто-то решает, что именно мы будем читать, это значит – он определяет, что и как мы будем думать», – справедливо отметила одна из участниц ньюйоркской акции в поддержку расстрелянного «Шарли Эбдо». «Так что хватит! Довольно!», – продолжила она. «Если мы лишимся свободы слова – где тогда будет предел зверствам?», – задалась вопросом другая участница. Не знают эти женщины, как это актуально для Украины!

ШАРЛИ ПО-УКРАИНСКИ – 2

Истребим по одному

С первых недель своего правления власть применяет санкции и к отдельным журналистам.

Советник министра МВД Антон Геращенко объяснил, что через границу Украины не пропускаются те российские журналисты, которые похожи на террористов.

Управление Верховного комиссара ООН по правам человека в пятом докладе, подготовленном по данным мониторинговой миссии ООН о ситуации с правами человека в Украине в период с 16 июля по 17 августа отметил восемь случаев незаконного задержания официальными властями журналистов, освещающих конфликт в Украине, указано, что к задержанным применялось насилие.

23 августа, в преддверии визита Ангелы Меркель в Украину Human Rights Watch на своем официальном сайте призвала ее решительно и однозначно осудить череду арестов российских журналистов в Украине.

«Я решительно осуждаю любое задержание любого представителя СМИ. Журналисты должны иметь возможность делать свою работу в условиях свободы и безопасности, и любые попытки помешать им это должны пресекаться», – заявила по этому поводу представитель ОБСЕ по свободе слова Дунья Миятович. Немедленного освобождения журналистов также потребовала правозащитная организация Human Rights Watch.

Но власть продолжала прессовать журналистов.

28 августа Национальный совет Украины по телерадиовещанию расширил с 38 до 49 фамилий список сотрудников российских СМИ, в отношении которых в Службу безопасности направлены предложения о запрете на въезд в Украину. 20 журналистам к тому времени уже был запрещен въезд. Этот акт вызвал обеспокоенность в ООН. «Генеральный секретарь ООН поддерживает полную свободу доступа журналистов, которая критически важна для правдивой передачи информации», – передал позицию Пан Ги Муна официальный представитель ООН Стефан Дюжаррик.

Власть, тем не менее, продолжила действовать в том же духе.

Много задержаний и похищений СБУ выполняет лично.

6 июня по обвинению в наблюдении за блокпостом силовиков были задержаны и переданы сотрудникам СБУ журналисты телеканала «Звезда» Андрей Сушенков и Антон Малышев. Им надели на головы балаклавы и поставили на колени. Два дня их избивали и держали практически без воды в тесном душном помещении, де температура достигала 50 градусов.

19 июня стало известно, что СБУ составила секретный список «пособников террористов». Кроме политических деятелей Юго-Востока в него были внесены около 20 российских журналистов. Ориентировки с указанием «выявить и задержать» были разосланы по всем постам ГАИ и управлениям внутренних дел Украины.

В Украине также вышла колода карт под названием «Бей подлюку!», чтобы у солдат всегда были перед собой лица врагов. В «колоде смерти» нашли себя и ряд российских журналистов.

Особо следует отметить историю журналистов LifeNewsОлега Сидякинаи Марата Сайченко. 18 мая в районе Краматорска их задержали военные, надели на головы мешки, завязали руки, поставили на колени, сняли все это на видео и выложили его в соцсеть. Два дня журналистов держали в земляной яме, а потом в закрытой комнате. Их обычную журналистскую работу квалифицировали как содействие терроризму. Запугивали, угрожая обвинить в транспортировке оружия. К задержанным не пускали адвокатов, даже наблюдателей ОБСЕ, не отвечали на запросы о местонахождении. Посредством таких предъяв и нечеловеческого обращения украинская власть пыталась изжить российских журналистов из Украины вообще.

Свою руку к издевательствам над журналистами приложила заместитель секретаря СНБО, в недавнем прошлом журналистка Виктория Сюмар. Теперь это позорище журналистики возглавляет парламентский комитет по вопросам свободы слова и информационной политики, что, собственно, характерно для страны, где господствует тирания. Властные посты занимают те, кто отличился на поприще насилия.

По обвинению в финансировании терроризма и содействии террористической деятельности СБУ возбудила уголовное дело в отношении гендиректора МИА «Россия сегодня» Дмитрия Кисилева. Эту новость Наливайченко сообщил лично.

В декабре Следственный комитет РФ против главы СБУ Валентина Наливайченко возбудил уголовное дело.

Обоснованность такого шага со стороны СК подтверждает опубликованный на днях отчет Европейского комитета по предупреждению пыток (ЕКПП). По итогам сентябрьского визита в Украину представители организации получили данные о том, что сотрудники СБУ при задержании применяли излишнюю силу и плохо обращались во время допросов.

Гонение на российских представителей СМИ со стороны властей породило не менее отвратительное явление – избиение уличной толпой при бездействии правоохранительных органов.

Несколько российских журналистов при освещении военного конфликта на Востоке погибло. Обстоятельства смерти отдельных из них указывают на то, что их убийства были совершены намеренно.

Не позволим убить свободу!

Усмирение журналистов в Украине, таким образом, осуществляется на двух уровнях. На первом уровне орудует сама власть, ее инструментами являются Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания, СБУ, МВД, ГПУ, депутатский корпус, правительство. Для прямой физической расправы задействуются уличные радикалы. И если во Франции на них была устроена погоня, то в Украине они находятся под охраной власти. Если для отвода глаз кого-то и задержат, то обязательно выпустят на свободу. Работать в связке с радикалами очень удобно, поскольку им ничего не стоит напасть на человека или его убить.

По данным Института массовой информации, в 2014 году на начало сентября в Украине зафиксировано 7 случаев убийства журналистов и 265 случаев избиений и нападений,120 случаев препятствования законной профессиональной деятельности и 120 случаев цензуры. С названным количеством случаев цензуры не могу согласиться, поскольку в Украине на телевидении и радио цензура сплошная. Украина входит в пятерку государств самых опасных для работы СМИ.

В Украине, как 22 сентября отметил президент международной неправительственной организации Freedom House Дэвид Крамер, из более 300 случаев насилия относительно журналистов до суда было доведено только четыре. В посмайданное время, отмечу, – ни одного.

Смерть сотрудников «Шарли Эбдо» наступила от рук радикальных исламистов. Их нетерпимость к представителям масс-медиа общеизвестна. Но разве действия украинской власти по отношению к свободе слова и СМИ не похожи на действия Аль-Каиды и Исламского государства? По истокам насилия – ненависти ко всякому альтернативному мнению они полностью идентичны. Украинская власть, как и исламисты, продуцирует догмы и за любое противостояние им, карает.

И если бы не активность России и международных организаций по освобождению задержанных журналистов, казни вряд ли бы их миновали. Впрочем, высшая мера наказания в виде пожизненного заключения по обвинению в пособничестве терроризму и посягательстве на территориальную целостность Украины за обыкновенную фиксацию событий – не так уж далека от казни.

Но самым уродливым в Украине является то, что главными гонителями свободы слова стали сами журналисты. Виктория Сюмар, Юрий Артеменко, Ольга Герасимюк, Юрий Стець, Святослав Цеголко – выходцы из сферы масс-медиа. Но по степени изощренности в деле ограничения права на свободу мысли, высказываний, получения информации они настоящие палачи пыточных средневекового образца.

Хуже поведения этих лиц только то, что у нас целая армия журналистских оборотней, т. е. лиц с журналистским удостоверением, самоотверженно попирающих принципы свободы слова и устраивающих травлю коллегам по цеху.

Так ли уж далеко от этих действий до того, чтобы отрезать неугодному журналисту голову? Рукой подать!

Убийство за распространение спорных с точки зрения моральности карикатур вывело на улицы Франции почти 4 миллиона человек. Фактически, столь массовое шествие – это протест против насилия на высказанную точку зрения. Говоря «я Шарли», люди демонстрируют, что склонность идти против каких-то канонов не убита, ее носителями стало множество других людей. Акция устрашения не ввергла во тьму страха. «Я Шарли» – это значит, что я не покорен, я вызываю огонь на себя, причем в условиях не мнимой, а реальной угрозы. Но торжество свободы этого стоит!

А в Украине поднимаются не в защиту редакционной политики СМИ, какой бы она ни была, а против нее. Так, 28 июня несколько сотен человек с этой целью пикетировали офис газеты «Вести». Активисты евромайдана (вдумайтесь кто!) требовали прекращения ее работы. В послемайданной Украине журналистов ставят на колени в прямом смысле этого слова.

Украинская властная верхушка безудержно генерирует всевозможные запреты в области свободы слова и свободы вообще и наказания за их нарушение и при помощи шавок из журналистской среды претворяет их в жизнь.

Украинским журналистам, оказывается, резать устои своей профессии – незыблемость свободы слова и свободы на получение информации – нипочем. За свободу слова они только тогда, когда за это щедро платят, а если столь щедро оплачивают несвободу прессы, то они за нее. И министерство культуры у нас может быть министерством бескультурья, если его возглавляют личности типа Вячеслава Кириленко, выдавшего карт-бланш на крушение памятников советской эпохи.

«Шарли по-украински», таким образом, – это истребление свободы слова во всех ее проявлениях властью при активной и сознательной помощи журналистов.

Журналистская мимикрия и продажность привела к глубокому заражению украинского информационного пространства вирусом цензуры, самоцензуры, табуирования. Исчезла (а может, и не появлялась) корпоративная журналистская солидарность. Журналисты в большинстве своем без зазрения совести превратились в попугаев, тупо ретранслирующих идеи власти.

СМИ в Украине стали ведущим глашатаем и апологетом войны. Они искореняют из нашего сознания чувство ценности человеческой жизни, а из нашей практики – милосердие и сострадание, даже к старикам и детям, приучают решать проблемы исключительно силовым методом, типичных убийц представляют в качестве героев.

Нет этому оправдания! Представители международных журналистских и правозащитных организаций не раз указывали, что обеспокоенность национальной безопасностью не может быть причиной давления на свободу слова и средства массовой информации. Не говоря уже о том, что опасности эти или сотворены самой властью, или надуманы.

Казалось бы, столь масштабное несогласие с политикой ограничения свободы, продемонстрированное в связи с расстрелом французских журналистов, должно отбить к этому охоту и у нас. Негоже в государстве в центре Европы вводить и поддерживать тоталитарные порядки. «Свобода слова – один из краеугольных камней европейской демократии, она ни при каких условиях не может ставиться под сомнение», – еще раз приведу фрагмент заявления МИД. Ан нет.

Что делать, как противостоять? Ответ прозвучал на демонстрации в Нью-Йорке: «По всему миру мы должны сражаться с теми парнями, которым не нравится свобода слова и свобода прессы».

image